Добрая информация
Поиск на dobraya.info и сайтах единомышленников

Из деревни в город. Новые деревенские.

Книги



Покупки

Рассылки Subscribe.Ru

О рассылке


Новые деревенские

В село возвращаются работать те,
кто вчера из него сбежал

Российское село перестает быть местом, пригодным лишь для пьяниц и стариков. Повышение цен на продукты принесло головную боль жителям городов, но пошло на пользу тем, кто сам занимается сельским хозяйством. В результате "Известия" обнаружили новую тенденцию - по крайней мере, в нескольких регионах страны молодые семьи из городов начали возвращаться в родные деревни. О том, как и почему это происходит, рассказывают наши корреспонденты.

Любой деревенский мечтает стать городским, а любой городской - москвичом. Еще лет десять назад эта истина многим казалась непреложной, потому что была экономически обоснована. В деревнях - полная нищета и натуральное хозяйство. В малых городах - безработица. И даже в "миллионниках" зарплата раз в десять ниже, чем в Москве. Вот и рвались все в столицу, не забывая при этом проклинать "зажравшихся москвичей". К счастью, сейчас многое изменилось. Выманить человека из Самары или Саратова в беспокойную и дорогую Москву стало сложно, потому что зарплаты в провинции "подтянулись". Об этом говорит статистика. Причем доходы выросли не только у банкиров и юристов, но и у сварщиков и экскаваторщиков.

По данным Росстата, доходы населения в нашей глубинке уже несколько лет растут значительно быстрее, чем в Москве. Но есть и еще одна, куда более обнадеживающая тенденция. Стали увеличиваться доходы на селе. Сначала - благодаря нацпроекту, а теперь - еще из-за стремительного роста цен на продукты (только с начала этого года - на 20%). Многие люди стали задумываться о переезде в деревню. Ведь земли у нас по-прежнему много, вдалеке от больших городов она стоит копейки, а работящий мужик вполне может прокормить и себя, и семью, и заодно своих городских родственников. Множество примеров тому "Известия" находят в российской глубинке. И неудивительно, что, устав от городского смога и некачественных продуктов, многие граждане возвращаются в "родовые" села - к свежему воздуху и не менее свежей еде собственного производства.

А государству следует всячески это поощрять, потому что только родное село может спасти нас от мирового продовольственного кризиса и вообще обеспечить продовольственную безопасность страны. Как поощрять - не нами придумано. Давать кредиты, а главное - учить современным технологиям. В Европе давно это поняли и кормят сейчас пол-России.

"Только на молоке можно сделать 300 процентов прибыли"

Виктор Филиппов (Белгород)

В Белгороде молодой ученый сменил университетскую кафедру на личное подсобное хозяйство. И нисколько не жалеет о переезде в село. Крестьянский бизнес принес его семье материальное благополучие, а ему самому - новый карьерный взлет.

В 28 лет Андрей Навозенко защитил кандидатскую диссертацию, но жизнь поставила его перед жестоким выбором: либо наука, либо семья. Зарплата научного сотрудника Белгородской сельхозакадемии была слишком маленькой, чтобы обеспечить достойную жизнь жене и двум сыновьям.

Андрей чем-то неуловимо напоминает знаменитого артиста Фрунзика Мкртчяна в пору его молодости. Но за добродушной внешностью скрывается сильный характер. Он никогда никого не винит в своих проблемах. Никого, кроме себя.

- В том, что со мной случается, виноват только я сам, - говорит Андрей. - Такая установка помогает реально оценить ситуацию. И найти выход.

Выход нашелся в 150 километрах от Белгорода - в селе Колосково. Отсюда Андрей после окончания школы уехал делать городскую карьеру. И сюда же вернулся с семьей делать крестьянский бизнес.

Старый отцовский дом, 39 соток земли и два десятка свиноматок - вот и весь начальный капитал Андрея. На этих домашних свиньях, за которыми ухаживали родители Андрея, он, готовя диссертацию о технологии выращивания свиней в крестьянском хозяйстве, ставил научно-хозяйственные опыты. Потому что все агрофирмы, куда обращался молодой ученый, требовали с него за опыты деньги.

На семейном совете было принято рискованное решение: взять в банке 40 тысяч рублей кредита под 36% годовых. Это было шесть лет назад, о нацпроекте развития АПК с его льготными кредитами еще никто не заикался.

- Мы тогда выиграли на разнице сезонных цен, - вспоминает Андрей. - Зерновые на корм закупили в августе, когда они самые дешевые, а свинину продали в октябре-ноябре, когда она дороже летней процентов на 30. И погасили кредит всего за четыре месяца.

Через три года в личном подсобном хозяйстве Андрея уже насчитывалось две сотни свиней, три десятка бычков на откорме, 16 дойных коров и 24 гектара засеянной многолетними травами земли.

- А вот крестьяне жалуются, что свиней держать невыгодно - слишком низкие закупочные цены, - говорю Андрею.

- Если отдать свинью перекупщикам по 50 рублей за килограмм живого веса, то, конечно, вылетишь в трубу, - соглашается он. - Но мы сами продаем парную свинину на рынке в Валуйках. Розничные цены растут. Порядка 4 тысяч рублей сегодня на одной свинье можно заработать...

Валуйки - это райцентр в двадцати километрах от села Колосково. Там в рыночном павильоне на Привокзальной площади у Андрея в мясном и молочном ряду постоянное место. Торгуют его жена Марина и старшая сестра Вера. Кроме мяса личное подсобное хозяйство кандидата наук поставляет на рынок молоко, сметану, творог и сыр "сулугуни".

- ...а что касается коров, то работать с молоком всегда очень выгодно, - продолжает Андрей. - Потому что себестоимость литра молока в личном хозяйстве всего 2 рубля 50 копеек. А закупают его у нас переработчики по 10 рублей за литр. Можно вообще ничего с молоком не делать, только его сдавать, имея на этом 300 процентов прибыли!

Кредиты Андрей больше не берет. Своих денег хватает. Купил два трактора МТЗ-82 и весь комплекс механизмов для приготовления сена. Перестроил отцовский дом. Рядом приготовил площадку для строительства второго дома - подросли сыновья Миша и Николай, и полтора года назад родилась дочь, назвали Анной. И еще за свой счет благоустроил в Колоскове улицу, на которой живет.

Десять месяцев назад односельчане избрали Андрея Николаевича Навозенко главой администрации Колосковского сельского поселения. За него даже агитировать не пришлось - весь он со своими трудами, заботами и успехами у людей на виду. А вот сам Андрей на новом административном посту жителей постоянно агитирует. Чтобы создавали в своих личных подсобных хозяйствах мини-фермы на 5-10 коров.

- Приходится убеждать: вот вы держите одну корову и ради нее встаете в пять утра, - говорит Андрей. - Так почему бы не завести пять коров, а работу себе облегчить хотя бы простенькой мехдойкой. Вы тоже будете вставать в пять утра, но получать за это гораздо больше денег.

Андрей подсчитал: одна корова с годовым надоем в 5 тысяч литров молока приносит 40 тысяч рублей чистой прибыли в год.

- А если у вас пять коров? Или десять? Сегодня личное подсобное хозяйство - это самая прибыльная работа на селе, - убежден Андрей. Беда только в том, вздыхает он, что за годы, когда село было брошено на произвол судьбы, селяне разуверились даже в собственных возможностях.

- Чуть что - ищут виновных вокруг себя, - сожалеет Андрей. - Виновато государство, виноваты родители, что не дали образования, виновата школа, виноват Чубайс. Только себя не винят в своих проблемах. Очень трудно менять эту ментальность. Но ничего, потихоньку поменяем.

"Вначале сбежали из села, а потом туда же и прибежали"

Николай Гритчин (Ставропольский край)

Жительница села Овощи Ставропольского края Алена Кравченко и ее муж Сергей переехали в деревню после долгих сомнений. В итоге оказалось, что жить там не только выгоднее и комфортнее, но и гораздо безопаснее для их детей. "Сбежали из села как из горящего дома"

У главы сельхозкооператива Леонида Геращенко из села Овощи новая забота: кем оформить приезжающих инженеров и бухгалтеров, если штатное расписание специалистов заполнено под завязку?

- Как правило, выкручиваюсь так: придумываю новую должность, - признался "Известиям" Геращенко. - Скажем, помощник агронома или зоотехника. Зато о дефиците кадров при таком резерве мы забыли.

Помощник секретаря Алена Кравченко - одна из вновь прибывших. После полутора лет поисков счастья в городе Михайловске она с мужем Сергеем приехала в Овощи, как утверждает, навсегда. А ведь несколько лет назад она уехала отсюда в город Михайловск, бросив хозяйство.

- Мы сбежали из села как из горящего дома, - вспоминает настроения недавней поры Алена. - Шкуры со свиней просто сдирали и выбрасывали собакам. На вырученные от продажи мяса деньги купили грузовик, на котором Сергей стал возить песок в Михайловске.

Переезд обернулся разочарованием. У Алены уже был на руках маленький Дима. Женщина с маленьким ребенком работу найти не смогла. С трудом устроили Диму в переполненные ясли, откуда он возвращался всякий раз чумазым и мокрым. Концы с концами никак не сходились. Выручали родители. Поездки к ним в Овощи превратились в продовольственный конвейер: обратно везли полные сумки мяса и разносолов.

Зарплата - лишь вершина айсберга

- Приехали мы перед 8 марта на очередную побывку к родителям, да и решили не возвращаться в город, - улыбается Алена. - Как раз тогда поломался "ЗИЛ" у Сережи, мы продали его и взяли взамен подержанный "Москвич".

Родня скинулась и купила молодым трехкомнатный дом с гектаром земли. В сельхозкооперативе сразу дали работу: Алене в конторе, а Сергею в кузнице. За два минувших года семья Кравченко подремонтировала и обставила дом, развела много живности, недавно купила вторую машину - "Жигули"-восьмерку. Человеку же со стороны о достатке в молодой семье красноречивее всего говорит двухмесячная Катя на руках у Алены. В Михайловске на второго ребенка супруги Кравченко никак бы не решились. Из чего же складывается достаток семьи? Ведь если судить по зарплате, то она вызывает лишь улыбку. У помощника секретаря она составляет четыре тысячи с небольшим. Но в отличие от города это надводная часть айсберга.

Еще одну зарплату в пять-шесть тысяч рублей ежемесячно дают две коровы, удой от которых они ежедневно продают молокосборщику от городского завода. Следующая такая же - от продажи излишков зерна, полученного из кооператива в качестве так называемой натуроплаты и арендной платы за земельный пай, который достался Сергею в наследство от родителей. (В прошлом году Кравченко получили 16 тонн пшеницы.) Наконец, очередная зарплата - выручка от реализации выращенного в подворье мяса свиней и телят.

А что касается расходов, то их в селе заметно меньше, чем в городе. На мясную, молочную продукцию, на хлеб, яйца, овощи, ягоды и фрукты супруги Кравченко не тратят ни копейки. Все свое.

- Достаток наш напрямую зависит от успешной работы кооператива, - подчеркивает Сергей Кравченко. - Хорош урожай - значит, и наш амбар будет полон зерна, а сенник набит тюками сена.

- Теперь о старшей дочке душа у нас уже не болит, - признает мама Алены - Галина Черевко. - Все у них есть. А вот за Ирину переживаем. Тяжело ей в городе.

Интересная особенность: поскольку официальная зарплата у Ирины и ее мужа Артура повыше, чем у Алены и Сергея, городская семья не имеет прав на льготы. Алена же с Сергеем проходят по документам как малоимущие, поэтому получают субсидии по коммунальным услугам. В результате проживание в доме площадью, вдвое большей, чем городская квартира Ирины, обходится Алене в символические 200-300 рублей в месяц. Ирина же платит вдесятеро большую сумму.

- Теперь нахожу в селе все больше плюсов, - анализирует Алена. - Из местного детсада я забираю Диму чище, чем отвела его утром. Ребятишек там пока мало, и с каждым нянчатся как со своим. И в школе учителя относятся к детям как к родным. Диму здесь я запросто отправляю одного на улицу. А в Михайловске боялась даже в песочнице без пригляда оставить. Кругом шприцы валялись да бутылки с ацетоном.

- Жилье в Овощах в связи с притоком молодых семей подорожало, - говорит председатель кооператива Леонид Геращенко. - Теперь нормальный дом около полумиллиона рублей стоит. Мы уже подумываем заняться строительством жилья для специалистов - домиков по пять в год. Потребность очевидна.

Слова начальника кооператива подтверждает статистика. Доля людей в возрасте от 18 до 29 лет в селах Ставропольского края в последнее время растет. Если на 1 января 1998 года она составляла 15,7 процента, то на ту же дату года нынешнего поднялась до 19,6. В плюсе и абсолютные показатели: десять лет назад в местных станицах и хуторах проживали 195,9 тысячи представителей указанной возрастной категории, сегодня их уже 228,8 тысячи. Этому способствует окрепшая экономика сельхозпредприятий. Окрепшая не в последнюю очередь за счет растущих цен на продовольствие. Еще пять лет назад треть сельхозкооперативов Ставрополья значилась убыточной, над ней висел меч банкротства. Сейчас таких хозяйств всего лишь восемь процентов.


Опубликовано в газете «Известия»
Статья Андрея Реута
Каталог сайтов Всего.RU Яндекс цитирования Каталог Ресурсов Интернет